Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A

04.12.2018

Владимир Стромов: ТГУ – ЭТО ПРОДУКТ ДВУХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ЭПОХ. НАВЕРНОЕ, В РОССИИ ТОЛЬКО ТАКИЕ ЭПОХИ И РОЖДАЮТ ВСЁ НОВОЕ…

 

Владимир Юрьевич, недавно ТГУ имени Г.Р. Державина феерически отметил свой сотый день рождения. Понятно, что у вуза богатая история. Что Вы как ректор более всего цените в ней?

Трудно ответить вот так сразу. История воздействует на нас из прошлого. Оттого я воспринимаю её по-разному в зависимости от текущей ситуации. Выступая на юбилейном торжестве в областном театре драмы, я честно признался, что взволнован. Теперь могу сказать, почему. На меня психологически давила история вуза – эти 100 лет. Я сказал тогда, что, если бы меня попросили сформулировать представление об истории ТГУ, я бы избежал парадных или пафосных слов, ведь это был очень трудный путь. Марине Сергеевне Цветаевой приписывают фразу, что она всю жизнь разбивалась душой об острые углы жизни. В моем представлении эти слова в полной мере относятся и к университету. Во-первых, потому, что у него абсолютно точно есть душа. В-вторых, потому, что университет за 100 лет своего существования очень многое испытал. Если же прямо ответить на Ваш вопрос, я бы сказал, что в истории ТГУ я более всего ценю его людей и всё то, что связано с движением вперёд.

И, если позволите, одна ремарка: никакой феерии в праздновании столетия вуза не было. Просто он своей историей выстрадал достойное и уважительное отношения к этой дате.

 

Владимир Юрьевич, отчего вы говорите, что у ТГУ была непростая судьба? Чаще всего в дни юбилеев так говорить не принято.

А зачем лакировать историю? Когда 27 октября 1918 г. в том же зале – тогда театра «Колизей» – при огромном стечении общественности был открыт Тамбовский государственный университет, все были абсолютно уверены: происходит нечто грандиозное. Были заполнены все кресла, проходы и балкон. Публика сидела и стояла плечом к плечу. Но университет ждало трудное будущее. Он жил судьбою своей страны и испытал всё сполна.

 

Скажите, а почему именно в Тамбовской губернии был открыт университет?

А где его ещё можно было создавать, как не здесь? Губерния была одной из старейших в стране. Огромная территория, многолюдье... Кроме того, в Тамбове сконцентрировались выпускники первоклассных столичных вузов. Да и революционные события 1917 г. ускорили открытие университета.

 

Это правда, что документ о создании ТГУ был подписан В.И. Лениным?

Да, конечно. Наш университет явился продуктом революционной эпохи. Нацеленность тамбовской интеллигенции на создание собственного университета была непоколебима. Несмотря на тяготы жизни, основатели Тамбовского университета, власти губернии всех политических окрасок – от эсеров до большевиков – были солидарны: за университет надо бороться. Обратите внимание, как быстро – в течение одного года – развивались события. В январе 1918 г. создано правление Тамбовского университета, весной выделены лучшие в городе здания (Дворец Асеева, Дом Шаршорпова и др.), 15 октября начали преподавать, 27 октября торжественно учредили, а 6 декабря провели выборы ректора. Как же всё спрессовано во времени!

 

А где же Ленин?

Финальным аккордом стал Декрет Совнаркома от 21 января 1919 г., подписанный Владимиром Ильичём Лениным. Декрет учреждал университет с 7 ноября 1918 г. – к годовщине Октябрьской революции. Но я хочу особо подчеркнуть одно очень важное обстоятельство.

 

Какое же?

Наши предшественники, на заседании учёного Совета 30 августа 1920 г. подводя итоги 1919-1920 учебного года, сделали протокольную запись себе и нам – потомкам: «Считать датой образования Тамбовского университета 7 ноября 1918 г., но помнить, что дата торжественного открытия – 27 октября 1918 г.». О чём это говорит? О том, что профессора той эпохи считали университет плодом общественной воли, свободы и демократии. Оставим им это право… Говоря, что Тамбовский университет – продукт революционной эпохи, я, кстати, имел в виду не только первый университет.

 

А что же?

За столетнюю историю университет прошел несколько этапов. В 1921 г. ТГУ закрыли, но из него вышли два самостоятельных вуза – аграрный и педагогический, позже – агропедагогический, учительский, и вновь педагогический. Революционные перемены начала 1990 гг. способствовали тому, что 29 декабря 1994 г. на базе пединститута и института культуры указом президента России был создан Тамбовский государственный университет. 6 марта 1995 г. ему было присвоение имя Гавриила Романовича Державина. И первый, и нынешний ТГУ, во-первых, возникли в революционную эпоху, и, во-вторых, обратите внимание – как именно: указами первых лиц страны – Владимира Ильича Ленина и Бориса Николаевича Ельцина. ТГУ, по сути, продукт двух революционных эпох. Наверное, в России только такие эпохи и рождают всё новое. Одна революционная эпоха создала университет, другая революционная эпоха его воссоздала. Сильные в историческом контексте времена заставляют принимать и сильные решения.

 

А какая связь между двумя изданиями Тамбовского университета?

Самая непосредственная. Институциональная преемственность между ТГУ революционной эпохи и современным ТГУ имени Г.Р. Державина никогда не прерывалась. Она бесспорна.

 

Вы сказали в самом начале, что для Вас наиболее ценное в университете – его люди.

Читая биографии «людей университета», поражаешься поворотам нашей истории. Первые профессора – выпускники или действующие профессора ведущих столичных вузов; главным образом – Московского университета. Первый и.о. ректора философ Александр Николаевич Бунаков – студент историко-филологического факультета Московского университета, в эмиграции – Гейдельбергского университета, выпускник филфака Петербургского университета, ученик выдающегося русского философа Александра Ивановича Введенского. Он не был назначен «полноценным» ректором по причине политической неблагонадёжности. Даже на примерах жизненных судеб ректоров – а их за всю историю ТГУ было 26 человек – начинаешь чувствовать пульс времени, понимать эпоху и её людей. А «людей университета» было много: 1918-1921 гг. преподавали чуть более 40 профессоров, сейчас – около 600 штатных преподавателей. В 1918-1919 – первом университетском – учебном году было чуть более 2,6 тыс. студентов, сейчас – примерно 13 тыс.

 

Интересно, что Вас наиболее впечатляет в истории вуза?

Многое. История создания ТГУ, борьба за его сохранение. Не приглашение в университет просившегося к нам в профессоры будущего основателя мировой социологии Питирима Сорокина. Кто знает, прими его на работу большевик В.Н. Подбельский, может, мировым социологическим центром стал бы не Гарвард, а Тамбов! Шучу, конечно.

Знаете, запомнились очень простые, неброские истории. Я ведь ректор, и меня, в первую очередь, интересует событийность. Например, то, что в 1930 г. 40 % часов в учебных планах директивно были выделены под практику: всё внимание – будущей работе. Или, из того же времени – об ироничном восприятии студентами реальности. Скажем, работу столовой студенты оценивали лёгкой сатирой о «ренессансе» овсяной каши и супа без малейшего кусочка мяса.

Другой пример. В 1939 г. во время советско-финской войны произошла эвакуация, как называли преподаватели и студенты свой переезд в приспособленные помещения, освобождая место для госпиталя. Так вот, в воспоминаниях одного из преподавателей читаю, что эвакуация проходила в условиях суровой зимы, но никто не покидал аудиторий: «…в это время институт для нас был как никогда дорог».

 

А в годы Великой Отечественной?

В первые же её дни 42 юноши и 31 девушка пошли в армию добровольцами и составили основу Коммунистического батальона, сформированного в июле 1941 г. В дни обороны Москвы осенью 1941 г. в народное ополчение записалось ещё 36 человек, 16 из них погибли. До дрожи доводят воспоминания преподавателя физмата ТГПИ Е.Г. Орловой: «Парней призвали всех, даже тех, кто до войны считался абсолютно негодными по здоровью. Из выпускных групп физиков и математиков с войны не вернулся ни один». Что тут добавить?

 

На примере Вашего вуза видно, как государство формировало представления о том, какие навыки будут востребованы обществом будущего?

Да, конечно, но далеко не всегда они были хорошо обоснованными или хотя бы ясными. Например, в 1950 гг. была провозглашена всесоюзная политика политехнизации образования. На физмате были оборудованы ремесленные мастерские с токарными станками. Огромный фрезерный станок XIX в., списанный на вагоноремонтном заводе, прослужил чуть ли не до конца XX в. Кроме того, студенты получали дополнительную специальность – водителя, комбайнера, тракториста. Можно, конечно, относиться к таким примерам с иронией, но эти навыки реально расширяли возможности вчерашних студентов войти во взрослую трудовую жизнь.

 

Чем ТГУ мог бы гордиться?

Тем хотя бы, что в 1960 гг. в вузах СССР и странах советского блока историю физики преподавали по учебнику, написанному тамбовским профессором П.С. Кудрявцевым. Или тем, что в то же время ТГПИ стал головным вузом в РСФСР по направлению «Коммунистическое воспитание учащихся». Не спешите скептически улыбаться: разве задачи социализации – в том числе, политической социализации – студентов не важны? От этой миссии нельзя отказаться под предлогом деидеологизации высшего образования. Умение жить в обществе, понимание истории и любовь к своей стране – вне всяких идеологий. Я бы, кстати, не отказался, чтобы университет занялся чем-то подобным в новых исторических реалиях.

 

А справитесь?

У нас сильные историки и обществоведы. Думаю, сделали бы много.

И ещё два сюжета – на сей раз из 1990 гг. В начале этого десятилетия ТГПИ работал без сметы. Финансирование строилось на разовых запросах в Минобразование о перечислении средств. В результате долги накопились такие огромные, что в 1994-1995 гг. не раз возникала угроза отключения в вузе коммунальных услуг. Но именно в 1994 г. были получены лицензии по важным специальностям: юриспруденции, финансам и кредиту, бухучёту и аудиту, менеджменту... Люди работали на перспективу, вне зависимости от материальных условий. И это была правильная ставка. Это всегда правильная ставка. А материально-техническая инфраструктура с годами не просто выправилась, а стала самой лучшей и обширной в области. Вот лишь частный пример: не столь давно «Антей» стал собственностью университета. А ведь это крупнейший спорткомплекс города. В любом деле надо смотреть вперёд и понимать, каков будет твой следующий шаг.