Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A

13.04.2016

«МЫ ЖИВЁМ В ЭПОХУ, КОГДА ЗНАНИЕ СТАЛО НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОЙ СИЛОЙ…»

 

О состоянии и перспективах развития региональной вузовской науки мы беседуем с ректором Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина Владимиром Стромовым.

– Владимир Юрьевич, в Державинском университете стартовала неделя науки. Охарактеризуйте, пожалуйста: какова она – Державинская наука – в сегодняшнее кризисное время и каковы её перспективы?

– Ситуация в стране действительно не простая, но кризис не может быть вечным. Пройдёт время и кризисные явления останутся в прошлом. Однако развитие университета не может остановиться. Мы должны научиться соответствовать будущему нашей страны, которая, я уверен, преодолеет все невзгоды. Сейчас в России полным ходом идёт процесс формирования нового сегмента национальной экономики – экономики знания. И в этом сегменте Державинский университет должен стать и обязательно станет структурообразующем элементом. Для нас динамика развития определяется не текущим кризисным состоянием экономики, а тем, насколько мы сможем сохранить себя в качестве значимого элемента политики технологического прорыва, которую осуществляет государство и власти региона. Не стоит ставить вопрос о своей судьбе лишь в зависимость от объективных условий. В конце концов, мы способны сами конструировать свою социальную реальность, собственную траекторию успеха. Государство направляло и, очевидно, будет направлять в науку в ближайшее время, несмотря ни на какие кризисы, немалые средства. Это необходимо для того, чтобы нарастить силы для создания социально-значимых интеллектуальных продуктов, запустить механизмы взаимовыгодного взаимодействия и обмена благами между наукой, обществом, производством и образованием. Мы должны стать компонентом этой модернизаторской инициативы – в нашей власти учредить традиции интеллектуальной эффективности, научного лидерства и успеха.

– Однако сегодня мы имеем бюджетный дефицит. Так, недавно научная общественность активно обсуждала присоединение Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) к Российскому фонду фундаментальных исследований (РФФИ). РГНФ в течении 20 лет осуществлял большую работу по финансированию проектов в сфере социальных и гуманитарных наук. Очевидно, что ликвидация фонда стала результатом экономических трудностей, переживаемых сегодня. Насколько сильно сокращение бюджетных расходов повлияло на развитие научных направлений университета, прежде всего, социально-гуманитарного характера?

– Безусловно, бюджетный дефицит не может не отразиться на финансировании вузовской науки. Но не будем забывать о том, что ликвидация РГНФ, путём его присоединения к РФФИ – это шаг, направленный не только и не столько на экономию бюджетных средств. Официальные заявления Министерства образования и науки говорят скорее об обратном – в 2017 году ожидается увеличение финансирования РФФИ. Объединение фондов преследует цель оптимизировать конкурсные процедуры и создать равные условия для проектов естественнонаучной и гуманитарной направленности. Станут ли новые критерии отбора научно-исследовательских проектов менее комфортными для учёных гуманитариев или нет, сейчас ответить трудно. Нужно дождаться новой конкурсной кампании и посмотреть. Но я совершенно убеждён, что для большей части социальных и гуманитарных проектов нашего университета не составит сложности соответствовать и более жёстким требованиям со стороны фонда. Во многом это связанно с многолетней традицией междисциплинарных исследований – привлечением методов естественных и точных наук к изучению человека и общества. Такие проекты историков, филологов, представителей других социо-гуманитарных наук нашего университета неоднократно получали и получают финансовую поддержку от РФФИ. Не вижу причин, чтобы такая поддержка прекратилась после слияния фондов. Трудности с финансированием науки сегодня есть. Они имеют всероссийский характер. В этих условиях мы ставим перед собой задачу не опускать голову,, напротив, увеличивать конкурентоспособность наших научно-исследовательских инициатив и не снижать грантовую активность.

– А существуют ли у университета какие-либо внутренние ресурсы для поддержки развития научно-исследовательской инфраструктуры и проектной деятельности?

– Мы разработали и с 2016 года внедрили систему внутривузовских грантов для поддержки молодых учёных. В этом году общий объём финансирования составил 1 миллион рублей. Часть грантов – так называемые Державинские гранты – будут направлены на материальную поддержку наиболее активных в научной сфере молодых учёных, а также на поддержку докторантов, которым предстоит защита докторских диссертаций. Кроме того, несколько грантов мы выделили на финансирование прикладных проектов молодых учёных, направленных на развитие отдельных компонентов научно-исследовательской инфраструктуры университета в сфере информационных технологий. Большое внимание мы уделяем и аналитическому сопровождению проектной деятельности. Это тоже очень важный вклад в развитие научно-исследовательской инфраструктуры университета. Мы стараемся привлекать в качестве консультантов специалистов, имеющих опыт в разработке эффективных методик, единых стандартов и современных технологий экспертной оценки научно-исследовательских проектов. Предпринимаем усилия по созданию оперативного доступа к актуальной информации о социальном и государственном заказе. Активно развиваем фандрайзинговые и иные службы для сопровождения проектной деятельности, развития наукометрических показателей и т.д.

– Владимир Юрьевич, в последние годы Министерство образования и науки прикладывало много усилий к оптимизации системы аспирантур и диссертационных советов. Не секрет, что во многих региональных вузах, в том числе и тамбовских, это привело к уменьшению бюджетных мест в аспирантуре и к сокращению числа диссертационных советов. А как обстоят сегодня дела с подготовкой кадров высшей квалификации в Державинском университете?

– Державинский университет удерживает позицию одного из ведущих классических вузов Черноземья. У нас создана и реализуется непрерывная система образования, состоящая из трёх ступеней: бакалавриат, магистратура и аспирантура. Очень важно, чтобы наши бакалавры и магистранты, а также абитуриенты, которые только начали определяться со своей образовательной стратегией, понимали, что аспирантура сегодня – это не замкнутая элитарная корпорация, а доступный образовательный сервис, который университет развивает, ориентируясь на существующий социальный и государственный заказ.

Немного поясню суть этой концепции. Мы живём в эпоху, когда знание стало непосредственной производительной силой. Для выработки стратегии социального успеха значение материальных ценностей уменьшается, а значение знаний и интеллектуальных навыков растёт. Успех всё меньше зависит от того, что человек имеет на банковском счёте и всё более зависит от того, что он может сделать, используя свою квалификацию. Иначе говоря, социальный статус личности всё менее зависит от уровня жизни и более зависит от уровня образования. На наших глазах создаётся «умная» экономика с технологически развитым хозяйством, в котором человеческий капитал – это, прежде всего, кадры высокой квалификации. Именно поэтому двери аспирантуры как третей ступени высшего образования в нашем университете широко открыты. Количество диссертационных советов, действительно, уменьшилось, но мы заботимся об улучшении качества тех советов, которые остались. Сегодня наши аспиранты имеют возможность защитить свои квалификационные работы в четырёх диссертационных советах по 11 (!) специальностям. Да, постоянно уменьшается количество бюджетных мест в аспирантуре университета, но мы проводим большую работу по совершенствованию качества обучения на внебюджетной основе. Наша задача сделать этот образовательный сервис конкурентоспособным не просто на региональном, но и на всероссийском масштабе. Сегодня в Державинском университете обучается около 300 аспирантов по 19 специальностям, включающим в себя более 50 профилей подготовки.

– Владимир Юрьевич, как бы Вы могли сформулировать основные принципы стратегии научного развития Державинского университета?

– Развитие науки – это стратегия, но не только стратегия ректората. Научные центры нашего университета должны взять на себя функции выработки и реализации политики развития научных школ и направлений. Развитый научный центр, создаваемый, как правило, вокруг крупного учёного, является способом концентрации научно-интеллектуальных усилий. Современный научный коллектив должен заниматься не только научными изысканиями, но и массой организационных процедур: сопровождением проектов, организацией конференций, издательской деятельностью, обеспечением Интернет-активности, взаимодействием с внешними научными центрами, обслуживанием хоздоговоров, поддержкой технической и информационной базы исследований и т.д. Думаю, что научная политика университета должна предусматривать предоставление новых возможностей и расширение пространства реализации интересов для всех участников исследовательского процесса. А исследовательские центры университета, решая теоретические и прикладные научные задачи, прежде всего, должны обеспечивать выполнение существующего заказа общества в лице бизнеса и массового потребителя, а также государства в лице министерств и государственных фондов.