Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A

15.09.2017

«РЕГИОН С УНИВЕРСИТЕТОМ И БЕЗ УНИВЕРСИТЕТА – РАЗНЫЕ РЕГИОНЫ».

 

Интервью с ректором Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина Владимиром Стромовым.

Владимир Юрьевич, близятся две знаменательные даты: 80-летие Тамбовской области и 100-летие высшего образования на Тамбовщине. Скажите, какое место занимает университет в жизни региона?

Даты, соглашусь, знаменательные. Хотя, регион, если говорить о Тамбовском наместничестве или губернии, значительно старше любого тамбовского вуза. Вместе с тем, место системы высшего образования в жизни региона трудно переоценить. Скажу так: регион с университетом и без университета – разные регионы. Вся местная история высшего образования, ведущая свое начало с ТГУ, живое подтверждение тому.

 

С чего все начиналось?

Отсутствие университета остро почувствовалось в начале прошлого столетия, ведь обширная и аграрно-богатая Тамбовская губерния испытывала нужду в квалифицированных специалистах. Динамичный 1917 г. с его резкими политическими поворотами ускорил события. Губернское земство в начале 1918 г. решило открыть университет. Подготовительную работу с февраля – марта вели Комитет общественной организации по созданию университета и Общество Тамбовского университета под председательством Е.И. Бунина. Среди учредителей университета, к слову, были известные стране люди. Например, бывший директор императорских театров князь С.М. Волконский. Или Ж.В. Косско-Судакевич – оказавшаяся волею судеб в Тамбове бабушка будущего народного художника СССР Б.А. Мессерера. Кстати, в самой смелой фантазии я хочу пригласить Бориса Асафовича в 2018 г. на торжественное собрание по случаю 100-летия университета. Мне кажется, будет по-человечески красиво: 100 лет назад его бабушка открывала тамбовский университет, а ровно через 100 лет в том же самом зале (прежде – губернского Дворянского собрания, теперь – областного театра драмы) побывать ему.

 

Когда же университет был открыт?

Все просто: «местное открытие» торжественно состоялось 27 октября 1918 г., а декрет Совнаркома вышел 21 января 1919 г. В нем Тамбовский университет учреждался задним числом – с 7 ноября 1918 г. Обратите внимание: инициатива по открытию университета принадлежала тамбовским эсерам и кадетам, они же провели и всю организационную работу, но открывали его, взяв «под государственное крыло», уже большевики. Это лишний раз подчеркивает единство мнений всех, вне зависимости от партийной принадлежности: университет в Тамбове был очень нужен.

 

Любопытно. Какие специальности были в первом тамбовском университете?

Открыли два факультета: педагогический (гуманитарная, естественнонаучная и дошкольная специализации) и, разумеется, аграрный. Преподавательский состав формировался за счет приезжей московской профессуры (среди них, например, будущие академики филолог П.Н. Сакулин и историк В.И. Пичета) и местных специалистов, закончивших первоклассные вузы и зачастую стажировавшихся за границей. Часть столичных светил лишь мелькнули на тамбовском небосводе, спасаясь здесь от голода и превратностей гражданской войны, но подлинно университетскую планку обозначили.

 

Скажите, какова судьба первого тамбовского университета?

Он был продуктом революционной эпохи, жил судьбой страны. Самоуправление было практически сразу свернуто. Учебная работа приравнивалась к трудовой повинности, вводился контроль знаний, создавались вузовские органы контроля. 2 ноября 1919 г. при университете создается рабфак, призванный очистить контингент от «чуждого элемента». В ноябре – декабре 1919 г. педфак реорганизуется в Практический институт народного образования им. Н.К. Крупской. А летом 1921 г. в связи с экономическими неурядицами ТГУ был закрыт. Попытки ректора В.Д. Андреева этого не допустить, поддержанные местными властями, успехом не увенчались. Преемниками университета стали педагогический и сельскохозяйственный институты. Их ректоры А.И. Абиндер и А.И. Пуссеп, как и некоторые другие директора будущего ТГПИ, повторили печальную судьбу многих тогдашних руководителей – были впоследствии репрессированы. В 1923 г. оказались закрыты и эти вузы, и в течение 7 лет отголоском высшего образования на Тамбовщине оставался только рабфак.

 

Что же способствовало воссозданию вуза в регионе?

Если коротко, то повышение планки государственных задач. Население должно было стать грамотным – и функционально, и идеологически – для их решения. Потребовались тысячи учителей. Оттого местным властям в 1930 г. удалось добиться открытия в Тамбове агропединститута, позже трансформировавшегося в пединститут. Бурно рос его студенческий контингент: в 1930 г., например, было 77 первокурсников, в 1940 г. – 1500. Постепенно укреплялся и профессорско-преподавательский состав, ядро которого составили питомцы воронежских вузов: начинали 24 преподавателя, в 1940 г. их стало 78.

 

А что было с вузом в годы Великой Отечественной войны?

Коллектив ТГПИ во главе с директором Г.М. Михалёвым достойно выдержал тяготы 1941-1945 гг. На фронтах погибли многие преподаватели и студенты, сократился профессорско-преподавательский состав, уменьшилось количество студентов, ослабла материальная база, ухудшилось положение вузовских работников и обучающихся. ТГПИ, однако, выжил. В 1944 г. он переехал в относительно вместительное, хотя и запущенное, здание по Советской, 93, где сейчас размещается наш медицинский институт. Несмотря на исключительные трудности, ТГПИ удержал очный контингент (около 1000 студентов), продолжил основную деятельность и сыграл главную роль в проведении агитационно-мобилизационной работы в регионе.

 

После войны началось восстановление страны. Вуз не мог не включиться в этот процесс. Как Вам видится его роль в послевоенном возрождении?

В то время страна была вынуждена не только отстраивать заводы, дома, инфраструктуру. На фоне общей разрухи нужно было совершить индустриальный прорыв, перейти на новый технологический уровень. Экономике требовались технически образованные специалисты – высококлассные инженеры, конструкторы, квалифицированные рабочие. Для их подготовки была принципиально расширена система математического и естественнонаучного массового образования. С 1950 гг. была провозглашена правительственная политика «политехнизации» образования. Среди специальностей ТГПИ того времени (история, филология, иностранные языки, математика, физика, химия, биология, география, физвоспитание) социо-гуманитарных дисциплин – менее половины. С тех пор мы являемся монополистами в области математического и естественнонаучного образования в регионе. Показательно, что, пожалуй, первым среди учёных нашего вуза, приобретших общесоюзную известность, был профессор П.С. Кудрявцев. Его учебник по истории физики изучался в университетах всего СССР.

Наш вуз стал тем рычагом, что изменил образовательный профиль, а значит и социальный облик региона. Как результат – в Тамбовской области возникли человеческие ресурсы для масштабной индустриализации, которая началась в 1960 гг. Когда для подготовки инженерных кадров в 1958 г. в Тамбове был создан филиал Московского института химического машиностроения (предшественник нынешнего ТГТУ), это не было похоже на строительство небоскрёба в пустыне. Уровень знаний школьников уже позволял приступить к массовой подготовке инженеров.

 

Конец 60-х – начало 80-х годов принято называть «застоем». Что происходило тогда в вузе?

Если сравнить темпы развития вуза того времени с ростом университета с середины 1990 гг., то современная динамика представляется головокружительной. Например, студенческий контингент с 1950 гг. до середины 1990-х постепенно вырос с 4 до 7,4 тысяч. А уже в 1999 г. у нас обучалось 10,2 тысячи студентов, сейчас – более 13 тысяч. Кроме того, мы обучаем более тысячи иностранцев. Другой пример – увеличение доли преподавателей, имеющих научную степень. В 1950 гг. «остепенённость» была ниже 20 %, в середине 1960-х – менее трети, в 1980 г. – 41 %, ныне – почти 100 %.

В эпоху застоя, если вдуматься, происходило накопление кадрового и материально-технического потенциала для последующего перехода в новый формат. Приведу конкретную иллюстрацию. В 2008 г. в ТГУ был создан Центр нанотехнологий и наноматериалов. Это научный институт с мировым признанием. Помимо этого центра у нас есть несколько прекрасно оборудованных физических и химических лабораторий, возглавляемых известными в стране и за рубежом исследователями. Суммарная стоимость научного оборудования в этих центрах составляет сотни миллионов рублей. Это база для прорывных научных достижений. Во времена ТГПИ вузовские преподаватели, конечно, не могли даже представить, что такое станет возможным. Но первые профессионально оборудованные лаборатории появились в «пединститутские» времена, и именно тогда формировались научные школы. Современную научную инфраструктуру невозможно создать на пустом месте. Потребовались долгие годы, в течение которых маленькими шагами наше сообщество осваивало совершенно новые для него виды деятельности. Возвращаюсь к Вашему вопросу: это была эпоха деятельной и очень интенсивной подготовки к большому скачку.

 

В 1994 г. ТГПИ вновь сменил свой статус – объединился с Тамбовским институтом культуры и был преобразован в университет имени Г.Р. Державина…

Да, пройдя извилистый путь, наш вуз фактически вернулся к своему исходному формату, в котором был создан в 1918 г.

 

Университет возник и возродился в революционные периоды – это, на Ваш взгляд, закономерность или совпадение?

Любая революционная социо-политическая турбулентность приводит к разрушениям, но и открывает новые возможности. Для Тамбовского края 90-е годы, как и Октябрьская революция вкупе с Гражданской войны, имели катастрофические последствия. Мне кажется, что университет стал своего рода материализацией мечты людей о социальном выздоровлении.

 

Вы упомянули о быстром росте университета в недавние годы…

Да, университет это огромный сложнейший имущественный комплекс – более десятка корпусов, лаборатории, спортивные объекты, театр, медицинский центр, издательство…

 

…Но каковы, на Ваш взгляд, внутренние, сущностные изменения в университете?

Университет перестал быть исключительно инструментом государственной политики в сфере социального конструирования. Помимо государства, у нас появился ещё один влиятельный заказчик – общество. Университет стал во многом отражением социальных запросов. Образовательная структура существенно диверсифицировалась. К началу 90-х мы подошли практически с тем же набором специальностей, что и в 50-е годы. Но уже в 1994 г. были созданы экономический и юридический факультеты. А в 2007 г. открылся медицинский институт. Вуз смог решить системную проблему региона, связанную с недостатком кадров по ряду важнейших направлений. Количество специальностей, по которым мы готовим студентов, возросло во много раз. Это следствие усложнения социальной и экономической реальности. Ведь мы продолжаем выполнять ключевую для региона функцию по воспроизводству человеческого капитала.

 

Наш разговор начался с воспоминаний о важных датах. В следующем году Державинскому университету исполняется 100 лет. У него есть какая-то особая миссия здесь?

Я бы не стал говорить о какой-то его одной миссии. Хотя, думаю, что в главном университет во все времена выполнял функцию сохранения регионального сообщества. Университеты по своему предназначению развивают жизненную среду, держат и повышают интеллектуально-культурную планку – незаменимый атрибут развития региона.

Беседовала Жанна Тимонина.