Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A

04.07.2018

О ПЕРСПЕКТИВАХ ВОЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ

  

Владимир СТРОМОВ: СОЗДАНИЕ ВОЕННОГО ИНСТИТУТА ВСЛЕД ЗА ОТКРЫТИЕМ ВОЕННОЙ КАФЕДРЫ БЫЛО НАШЕЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ЗАДАЧЕЙ, НО МЫ ЕЁ НИКОГДА НЕ РАССМАТРИВАЛИ КАК КОНЕЧНУЮ

 

О перспективах военного образования в Тамбовской области наш корреспондент беседует с ректором Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина.

 

Владимир Юрьевич, 17 августа 2017 г. Вы выступали на заседании коллегии Министерства обороны России, где презентовали возможности университета в сфере военного образования, а уже 1 января 2018 г. президент России издал указ о создании в Державинском военной кафедры. Что изменилось за это время?

Многое изменилось. Жизнь динамична, спрессована во времени, события развиваются калейдоскопически. Создана кафедра. 20 февраля 2018 г. мы её презентовали. Энергично формируем институциональную, материальную, кадровую инфраструктуру военного образования. Словом, мы – в непрерывном движении.

 

Боитесь конкуренции?

Что значит «боитесь»? Конкуренция – это объективная реальность любого исторического времени. Мы живем в конкурентном пространстве. Вокруг – колоссальное количество разнообразных интересов, а значит – конфликтов. Я где-то читал, что мир движет вечный конфликт. Борьба за пространство, лидерство в тех или иных направлениях деятельности присутствует всегда. Даже если пространство занято, всегда есть силы, претендующие на него. А уж когда это пространство свободно… Его занятие – дело времени и политической воли.

Наш пример – тому показатель. Еще относительно недавно – в бытность СССР – главными формами высшего военного образования были военные училища и академии. В Тамбове на исходе советского времени были три превосходных военных училища. В 1990-е гг. их, увы, закрыли. Возникла лакуна, о существовании которой на время забыли. Но любой политически мыслящий человек понимал, что рано или поздно о ней вспомнят и её заполнят. Мы это ощущали и, не торопя время, готовились.

 

Вы предвидели, что военное образование будет развиваться в гражданских вузах?

Было интуитивно понятно, что растерзанная в первое постсоветское десятилетие система военного образования когда-то восстановится. Рано или поздно, в каком-то модифицированном виде, но восстановится.
 

Почему?

Во-первых, к середине 2000 гг. стала меняться международная обстановка. Государство не могло не реагировать на это изменение.

Во-вторых, пространства страны огромные, границы протяженные, недр много. Всё это требует постоянной и системной защиты. Стало быть, объективно всегда будут требоваться люди, обученные этим заниматься. Россия без армии – не Россия.

Россия в 1990-гг. в военном отношении явно «провисла». Стратегически мыслящие люди рано или поздно должны были появиться. Сама жизнь диктовала их приход. Пришел Владимир Путин. Свою стратегию он сформулировал очень просто – «Россия либо будет сильной, либо её не будет совсем».
 

А в чем заключалась Ваша – именно Ваша – стратегия?

Создать базу военного образования в регионе. Очень спокойно, без суеты, «в тишине» подготовиться к грядущим переменам. Выстроить адекватные связи с военными, региональными властями и формировать корпус преподавателей. Мы это сделали и сейчас уже находимся на принципиально ином уровне решения проблемы. Скорее даже мы сейчас решаем следующую проблему.

 

Какую же?

Наряду с военной кафедрой строим военный институт. Создание военного института вслед за открытием военной кафедры было нашей стратегической задачей, но мы её никогда не рассматривали как конечную. Дальше, уверен, будет следующий шаг.

 

Какой, если не секрет?

Открытие военного учебного центра. Есть три ступени военного образования. Первая – подготовка рядовых и сержантов запаса, вторая – офицеров запаса, третья – кадровых офицеров. Наша цель – освоить все ступени военного образования и выйти на самый верхний уровень такой подготовки. Это в том случае, если появятся возможности. Я, однако, всегда считал, что возможности мы должны создавать сами.
 

Звучит амбициозно…

Я уже сказал, что руководитель не может быть другим, Это, если угодно, его субъектная обязанность – всё время предлагать сценарии развития организации, звать коллектив за собой. Да и, честно говоря, амбициозным быть гораздо проще, чем пассивным и вялым. В нашем конкретном примере появились правовые механизмы возрождения военного образования. Оказалось, что этот проект можно не только осмысливать, но и реализовать. Надо было просто встроить его в крепкий организационный механизм, «упаковать» в нужные управленческие решения, перевести их в публичное русло. Выиграть здесь мог только тот, кто планировал будущее и готовился. Перефразирую: создать военную кафедру и занять пустующую нишу мог только амбиционный, стратегически мыслящий и работоспособный коллектив. Теперь уже говорю об этом совершенно открыто: мы достигли такого уровня подготовки, что не можем испытывать существенной конкуренции.
 

Каков был Ваш конкретный план?

Увидев, что в регионе возник запрос на подготовку сотрудников правоохранительных органов в связи с закрытием Тамбовского филиала Университета МВД, мы вначале открыли специальность «Национальная безопасность» и стали её энергично развивать. Юрист со специальной подготовкой правоохранителя стал популярным направлением нашей деятельности. Вот уже 5 лет мы фактически готовим кандидатов для работы в правоохранительной сфере. Привлекли туда сильных и, самое главное, энергичных профессионалов из правоохранительной и военной сферы. Теперь уже можно открыто сказать: создав этот институт, испытывая существенное давление внешней среды, мы незамедлительно поставили следующую задачу – организации военной подготовки. И когда появились правовые основания оформить всё де-юре, мы уже были довольно прилично готовы ресурсно.

 

А что будет со специальностью «Национальная безопасность»? Не заглохнет ли жизнь там?

Нет, что Вы… Державинская юриспруденция, уверяю Вас, имеет очень оптимистичные перспективы. Подготовлены сильные преподавательские кадры, сформированы уникальные методики общей и специальной подготовки. Это уже никуда не денется. Организатор отделения национальной безопасности Андрей Николаевич Лосев на днях был назначен директором только что созданного Института военной подготовки. Кадровая подушка безопасности и понимание перспективы сработали в полной мере. Мы уже можем совершенно безболезненно отправлять наших опытных сотрудников в другие подразделения.
 

Что входит в задачи военного института? Каковы его структурные звенья?

Задача проста и сложна одновременно: создание системы военной, допризывной подготовки и военно-патриотической работы в регионе. Институционально допризывная подготовка сейчас строится в двух ключевых направлениях – через Центр допризывной подготовки и Юнармию. Обе организации базируются у нас. Они и стали основой военного института. В Центре допризывной подготовки открываем вначале два направления – военно-медицинское и РЭБ (радиоэлектронной борьбы).

 

А каково место кафедры? Не теряется ли её значение в новой системе координат?

Кафедра является общеуниверситетской. Это, по сути, наш совместный с Министерством обороны проект. Штаты укомплектованы из бывших офицеров тамбовских – и не только – военных училищ. Большинство из них имеют учёные степени и звания. Должности начальника кафедры, его заместителя согласованы Министерством обороны. Там будет всё очень серьёзно. В предстоящем учебном году будем готовить командиров мотострелковых отделений (сержантов) и старших стрелков (рядовых), с 2019-2020 гг. – ещё и командиров отделений разведки (сержантов).

 

На какой базе?

В Тамбове и Притамбовье в советское время была создана мощная структура военной подготовки. Имущественные отношения – деликатная сфера, но абсолютно решаемая, в нашем случае – во многом решенная. Мы уже готовы. Дальше будет, безусловно, только лучше. Много лучше, уверяю Вас.
 

Сохранятся ли военные кафедры в вузах? Много пишут в последнее время об их скорой ликвидации.

Сейчас переходный период. Есть две формы военной подготовки в гражданском вузе: на кафедре и в военном учебном центре. С одной стороны, происходит унификация этих форм, при которой кафедры трансформируются в центры. С другой, продолжают создаваться и кафедры. Знаю точно о плане открытия в самом скором будущем в гражданских вузах еще 6 военных кафедр. Процесс трансформации военных кафедр в военные учебные центры, судя по всему, дело времени. Уже сейчас мы приготовили все документы на подготовку офицеров запаса. Осваиваем вторую ступень военного образования. Я всегда привожу слова известной итальянской пословицы: «Мы долго шли и пришли». Мы свою цель в деле создания военного образования в Тамбовской области точно достигли, выиграли эту конкуренцию. Но для нас эта цель, как и любая другая, никогда не являлась конечной. Наш «мозговой трест» неустанно размышляет о динамике развития университета. Время перемен, как я уже говорил, диктует свои законы. И мы им неукоснительно следуем.